face

сонет изменяющимся размером

                                       Pedicabo ego vos et irrumabo,
                                       Aureli pathice et cinaede Furi...

                                                                              Catullus, XVI

Хвалу воспою вам престрастную, ноги омою —
Роснефть благонравная, богосравненный Росатом,
Роснано российское! Пусть порываются матом
об вас говорить — я пою вам хвалу и не ною.

Мужик я простецкий, простой потребитель товара,
себе я российскую даже недавно купил иномарку.
Зимой в ней прохладно, а летом становится жарко,
но я не скулю, как иная буржуйская шмара.

Мой дед от сохи, мой отец изувечен сохою,
про мать промолчу. А теперь у меня — сапоги!
Картошка на ужин! Айфон! Телевизор! Не скрою,
я счастлив. А вам, кто имеет бабло и мозги —

хвалу воспою вам престрастную, ноги омою,
и выйду в поля, рисовать в кукурузе круги

и страстно вопить, нарушая приличья стиха:
«Господь, помоги!». И от смеха кричать: «Ха-ха-ха!».
face

крапивинское

лето начнётся не скоро
а кончится ещё раньше
фальшивые помидоры
жужжат о своей фальши
подростки пишут поэмы
будучи типа взрослыми
дети глухи и немы
живут меж взрослыми косными
с косами пирсингом дредами
с отличиями настырными
живут зажатые кедами
между родными постылыми
между уроками драмами
экзаменами и месячными
живут любимые мамами
мамами изувеченные
ждущие лета свободы
дождя и немножко нервно
и так прожидают годы
и это смешно наверно
face

Чпок

Послушайте. Я нахожусь в сумасшедшем доме. Мне жмут подушки. Я о погроме мечтаю если аминазина мне выдали меньше чем я у камина сидела или сидел не помню какого я пола какой я кроны какого я чёрта и что к тому же вокруг меня никому не нужных клубится стая резвится тушек и вот внезапно не хвать подушек неправда господи все вокруг я сам для себя и господь и друг и что же делать когда вовне весь мир в говне и весь мир в говне любезный доктор с прельстивой миной молю тебя дай мне аминазина или надежду мне доктор дай доктор скажи мне когда же рай когда же доктор настанет вот это когда никогда не кончается лето когда никого тупого вокруг когда никогда не подохнешь вдруг когда мы окажемся все в раю или в похожем по свойствам краю в котором никто не ответит ударом. Послушайте. Я умираю не старым, я умираю не молодым, я умираю так же, как ты. М, ты заметил в буквах промашку, окей, я тебе подпишу бумажку, ты выйдешь с бумажкой из этой игры, такой деловой из норы. Изноры. Чевотам. Словасъединять непроблема. Ижизньпоколено исмертьнедилемма ивсёнеделимо исловобебог и смоглитывыжить и слов непорядок расставить как надо – ты смог. Или даже не смог. Послушайте. Каждый во тьме одинок, и каждый словами пытается

Чпок.
face

По ком рычит выхухоль

Человек приходит на свет смеяться.
Человек уходит во тьму плакать.

а вот заяц
приходит на свет размножаться
а лошадка
а свечка
а лодка
а лапоть
все приходят на свет
все уходят во тьму

а Му-Му?

Вы же помните, суки, Му-Му?
И отца ея?
Помните папу ея?
…………………..

Ничего вы не помните, ребзя, отнюдь.
В головах ваших муть и в отечестве муть.
И хоть сколько угодно примите на грудь,
всё одно – не изменится суть,
Если утю-тю-тю-ть ---

--- обернулся – ебуть.
А потом – обернулся подраться.
А ещё обернулся – неведома чудь.
Удивительно всё это, братцы.

И такая порою берёт тоска,
за грудки прямо, сука, хватает,
будто было обещано мне молока,
а его в груди не хватает.

И вот я понимаю – исчезла еда.
Знаю точно: винить в этом нужно жыда!
И господь надо мною летает.

Человек не уходит умирать никуда.
Человек в мудаке умирает всегда.
А мудак в человеке зевает.

Потому что лошадка, и свечка, и лодка, и лапоть
По задумке господней, над ним, мудаком,
Будут так же, как над человеком, плакать.

Им же ведь всё равно, по ком.
face

Илье

Чо, зажрались, суки, бляди, пидарасы, мудачьё?
Бог подох за вас блять ради, вы ж опять блять за своё.
Говнососы, хуеглазы, падлы ёбаные в рот.
Мало было вам два раза, третий прям за яйца рвёт.
Чо, войнушки захотелось, охуенной мировой?
Отросла на жопе смелость? Мозг простился с головой?
Жмуров ёба не видали и гангрены на хую?
Захотелось блять медалей на могилу блять свою?
Дети дохлые повсюду? Трупов ёбана гора?
Заебали, сукой буду, пиздорванцы, фраера.
Чо, враги повсюду мстятся? Говноящик блять не врёт?
Перекращай в говне купаться, размудоханный народ.
Телевизор нахуй выкинь, морду ёбана умой.
Видишь – вон идут калики. Встань с печи, любезный мой.
face

почта

невозможно сказать правду
невозможно сказать ложь
буду я помирать завтра
ну а ты послезавтра – что ж

нам завжди помирать поштучно
природой заведено
вот бы только пожить нескучно
но и это неважно, но
неважны нам и смерть и то что
жизнью мы называем, глумясь
мы всего лишь господня почта
которая отвлеклась

и вместо того, чтобы
доставленной быть адресату
деловая такая – хоба! –
вдруг убивает брата
размножается, срет, воюет
рисует бога в лицо
лайкает, постит, двачует
умирает в конце концов

перед смертью рождает ребенка
который, жопу чеша
кричит так громко и звонко
что даже жизнь хороша
face

земля

я люблю женщину
покуда она жива
женщина любит меня
покуда я тоже жив
я люблю землю
поскольку на ней трава
она не права
и на переправе дрожит
и стукается об землю
и рвется ввысь
женщина и тело ее во мгле
и мы умираем там же откуда взялись
и женщина умирает на той же земле
face

справедливо

все-таки это
наверное
справедливо
что человечки
вымрут как сливы
как помидоры вымерли юркие
или как ящерицы с яркими шкурками
или как березы со шкурками белыми
или как люди с глазами
осоловелыми
face

К доске

Вот, скажем, менеджер в автомобиле.
У менеджера ипотека, долги,
автомобиль кредитный, Нохчо в мобиле.
Менеджер нарезает по МКАДу круги.

Голова не варит, устали руки
за баранку держаться четвертый час.
По жизни его окружают суки,
тупые и быдло. Он жмет на газ,

потом на тормоз, потом в мобилу
с тоскою смотрит (справа она
на сиденье лежа, всегда звонила
(тачка японская приобретена)).

И тут подрезает девятка с форсажем.
Момент столкновения предрешен.
Менеджер не понимает даже,
будет ли в раю хорошо.

Зато отчетливо вспоминает
тот миг, когда математичка его,
зная, что он ничего не знает,
поставила у доски одного.
face

Про багеты



СТЕХИ,
НАПИСАННЫЕ ХЛЕБОБУЛОЧНЫМИ ИЗДЕЛИЯМИ
НА ПОРУГАНИЕ ЧЕЛОВЕКОВ


Как ныне сбирается свежий багет
отмстить неразумным землянам.
Земляны кричат, разумеется: «Нет!»,
багеты ползут неустанно.

Багеты ползут из прожаренных нор,
из чрева родимой землицы.
На лицах багетов глумливый укор.
Землян перекошены лица.

Земляны ховаются в уличных днах,
у них остановка дыханья.
Багеты настойчивы, словно монах,
и вовсе не знают устанья.

Не ведает тесто падения сил
и прокрастинаций не знает.
Но ежели кто бутерброд заточил,
пускай с подвываньем сбегает.

Пускай ему чудится в рифмах глагол,
а в лексике мстятся провалы.
Багеты его покладают на стол,
раззявя слюнявые жвалы.

И каждая крошка проглоченных нас
Попомнится людям за это!
А ежели ты обернешься сейчас,
увидишь, как лезут багеты.