?

Log in

No account? Create an account

Категория: искусство

Предуведомление
1. Что курил автор?.
2. 42.
3. Семидесятые годы прошлого века были роковыми для спрутов. По-видимому, среди этих животных свирепствовала какая-то эпидемия.

Ода девам, посвятившим себя искусству стихосложения, пренебрегшим того ради ведением хозяйства
face
mcdowns
Поэт в России - больше чем поэт!..
Швея, доярка, прачка, проститутка,
Едва лишь выдастся свободная минутка,
Садится за паршивейший сонет,
Противный равно языку и уху.
Цитировать его не хватит духу,

Но лучше б девы сделали котлет.

Тварь всяка нынче творческая личность,
Мучительно сношающая слово,
Но похвалу принять она готова.
И свой позор выносит на публичность -
И получает славы пять минут,
Ей про талант невиданный поют,

Что суть пиздёж - минуем околичность.

Стареют люди и летят года,
Но не стареют орды графоманов,
Лелеющих себя самообманом
И пишущих, не ведая стыда,
К плохим стихам - хорошие ответы.
Беритесь, девы, лучше за котлеты,

Не то совсем поэзии пизда.

Загадочная картинка
face
mcdowns

На этой картинке художник победил фотографа спрятал ЗАЙЧИКА, ПЕЛИКАНА, ДЕНЬГИ, ЗЕЛЕНЫЙ ЛИСТ и БЛЮЮЩЕГО КОНЯ ДЖОННИ.

Найди их всех! картинкаСвернуть )


Опять новый герб?
face
mcdowns
Наш тайный корреспондент в Кремле снова передает шокирующие известия. Возможно, скоро вновь изменится государственный герб России. Возврата к гербу СССР, однако, не планируется. Задача, поставленная перед группой известных художников, звучала так: «не меняя общих очертаний современного герба, подчеркнуть связь времен, выразить уважение к славном советскому прошлому нашей державы, отразить вектор развития современного российского общества».

Кто из участвующих в проекте художников — Александр Шилов, Илья Глазунов или Никас Сафронов — предложил остроумное решение, нашему корреспоннденту выяснить не удалось, однако сейчас именно этот вариант является наиболее вероятным кандидатом на утверждение. Представить новый герб общественности планируется 7 ноября 2009 года.

Наиболее вероятный новый гербСвернуть )

Краткая теория пассивного постмодернизма
face
mcdowns
Красота, говорят, в глазах смотрящего, особенно если он хоть немного в теме. Ну и уродство, соответственно, в них же. См. «Снежную королеву».

Обычный, кондовый постмодернизм, который, как известно, мертв (а я — еще нет), это явление распространенное, хоть и малоуважаемое. Эдакая игра в бисер перед свиньями, жонглирование культурным балластом. Потому, кстати, и малоуважаемое, что свиньей себя ощущать мало кто любит. Даже свиньи себе непрерывно врут. Называют себя критиками. Но речь не о них.

Потоки информации в мире все уплотняются, а количество разума в головах не увеличивается. Информация, проходя через головы, оседает там клочками, порой малосвязными, но вызывает у носителей голов радостное чувство духовного насыщения. Духовно насыщенный человек в какой-то момент перестает воспринимать новое. Вообще перестает — хотя, конечно, сам такого изменения не замечает. С его внутренней точки зрения все строго наоборот: он жаждет нового, а мир перестает его производить. Все производители информации для такого человека становятся постмодернистами, то есть вечно повторяют старое, перекладывая с место на место.

Такой человек становится пассивным постмодернистом. Он не видит нового. Авторы книг и фильмов, как ему кажется, только и делают, что цитируют друг друга или, того хуже, сами себя. Конечно, пассивный постмодернист не может молчать об этом. Он жалуется на то, что искусство себя исчерпало, что всюду — лишь вторсырье и унылая серость. Интернет дает пассивному постмодернисту возможность высказывать свое мнение непосредственно создателям контента. Толпы комментаторов пасутся в блогах, норовя заметить, как им кажется, повтор, посмодернистскую игру или даже плагиат, и немедленно крикнуть об этом во весь голос.

«Было у Пушкина». «Напоминает Битлз». «Похоже на Чуковского». «Пелевина читали, что ли? :))»

Ценность их комментариев близка к нулю, но пассивных постмодернистов это не волнует. Они просто не способны увидеть новое. Их мир жалок и страшен, в нем все ходит по кругу и все уже было. Они твердо уверены, что авторы книг и фильмов только и делают, что цитируют друг друга или, того хуже, сами себя. Конечно, пассивные постмодернисты хотят немедленно сообщить об этом. Они жалуются на то, что искусство себя исчерпало, что всюду — лишь вторсырье и унылая серость. Они читают ноый текст и им все время кажется, что мысли в нем повторяются, а иногда их преследует чувство, что повторяются целые строки и абзацы. Это — признак страшной болезни, информационного пресыщения, пассивного постмодернизма.

Больной человек не видит нового, его все время преследует чувство дежа вю. Авторы книг и фильмов, как ему кажется, только и делают, что цитируют друг друга или, того хуже, сами себя. Конечно, пассивный постмодернист не может молчать об этом. Он жалуется на то, что искусство себя исчерпало, что всюду — лишь вторсырье и унылая серость. Страшна участь пассивного постмодерниста. Он закукливается в ошметках непереваренной информации и разум его гибнет, но самое страшное, что больной не замечает этого.

Ему просто кажется, что изменился и сломался весь остальной мир. Больной пасссивным постмодернизмом в какой-то момент перестает воспринимать новое. Вообще перестает — хотя, конечно, сам такого изменения не замечает. С его внутренней точки зрения все строго наоборот: он жаждет нового, а мир перестает его производить. Все производители информации для такого человека становятся постмодернистами, то есть вечно повторяют старое, перекладывая с место на место. В конце концов человек не выдерживает и сходит с ума, полностью переселяясь в выдуманную реальность, но и там его продолжает преследовать это ужасное ощущение уже виденного.

В каждом новом тексте пассивный постмодернист  видит только повторы. Эти повторы со временем становятся все более частыми, и в конце концов не остается ничего, кроме бесконечного повторения, когда одна и та же мысль встречается в одном абзаце много раз, повторяется и повторяется, возможно, иногда в ней меняются отдельные слова, но от этого становится только хуже, повторы множатся, все повторяется, ничего нового не остается, и так происходит в каждом тексте, человек не может вырваться за пределы тех немногих слов, что еще воспринимаются его больным мозгом, но эти стова повторяются так часто, что повторы множатся, наслаиваются друг на друга, закрывают собой смысл текста, повторяются и повторяются, в результате остаются только повторы, которые повторяют сами себя, и человек теряется в этом навсегда, навеки пропадает в повторении одного и того же, но ужаснее всего то, что все эти повторения существуют только в его голове, в действительности же человек просто не способен воспринять новую информацию, его разум прокручивает и прокручивает старую пластинку, и все для человека повторяется, одни и те же слова, одни и те же мысли, все одинаковое, все уже было. Страшная, невыносимая болезнь — пассивный постмодернизм.

Страшный сон
face
mcdowns
Однажды Альбрехту Дюреру приснился Казимир Малевич. То-то оба страху натерпелись.
Хорошо, что проснулся быстро.Свернуть )

Опыт художественного перевода
face
mcdowns
Известный термин «friend» по-русски должен звучать «друкк».
Метки: