Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

face

(no subject)

страну штормит. витийствуют паяцы.
прелюбодеи рыщут. вянет хна.
воспрял семит. бендеровцы гнездятся.
война.

так молодой повеса думал-думал,
да передумал. я, мол, либерал
и вне политики. косяк неспешно дунул.
он врал.

пока он дул, пока на митинг слазил,
адреналинчик стыдно теребя,
соседнюю страну ебали мрази.
как и тебя.
face

Ксеркс

На земле звери на земле пятна на лице щели заживут вряд ли замолчать скучно говорить тошно убежать страшно повторить можно на земле щели на зверях лица на дверях петли на войне биться повторять можно только вот скучно на земле люди ищут мир лучший Ксеркс лупил море и кричал больно и кричало море что оно довольно что оно красиво и оно упрямо и царя за пятки лобызало рьяно и его морщины расползались резво царь всегда мужчиной был вполне нетрезвым не вполне довольным безопасным бытом оттого-то море было им побито повторить он сможет повторить он хочет только что-то держит и внутри гогочет и регочет тоже и еще плачет и для Ксеркса мозг ничего не значит и вокруг лица и в хлеву звери и вокруг море у него берег а на нем избы а внутри люди он всегда видит. Иногда судит.
face

(no subject)

ах валя валя валечка пионерка в маечке ты ведь тоже станешь трупом разлагающимся ты ведь тоже смертная вот таки дела ты еще в момент рождения как бы умерла ты умрешь а детушки ведь тоже ведь умрут как бабушки как дедушки как весь окрестный люд как дерево которое садил отец смеясь и как содом с гоморрою втоптанные в грязь потому что наш господь благостен и мил и тебя он валечка сильно возлюбил и любит тебя трепетно и любит кажды дни ты главное не думай и себя похорони
face

крапивинское

лето начнётся не скоро
а кончится ещё раньше
фальшивые помидоры
жужжат о своей фальши
подростки пишут поэмы
будучи типа взрослыми
дети глухи и немы
живут меж взрослыми косными
с косами пирсингом дредами
с отличиями настырными
живут зажатые кедами
между родными постылыми
между уроками драмами
экзаменами и месячными
живут любимые мамами
мамами изувеченные
ждущие лета свободы
дождя и немножко нервно
и так прожидают годы
и это смешно наверно
face

Илье

Чо, зажрались, суки, бляди, пидарасы, мудачьё?
Бог подох за вас блять ради, вы ж опять блять за своё.
Говнососы, хуеглазы, падлы ёбаные в рот.
Мало было вам два раза, третий прям за яйца рвёт.
Чо, войнушки захотелось, охуенной мировой?
Отросла на жопе смелость? Мозг простился с головой?
Жмуров ёба не видали и гангрены на хую?
Захотелось блять медалей на могилу блять свою?
Дети дохлые повсюду? Трупов ёбана гора?
Заебали, сукой буду, пиздорванцы, фраера.
Чо, враги повсюду мстятся? Говноящик блять не врёт?
Перекращай в говне купаться, размудоханный народ.
Телевизор нахуй выкинь, морду ёбана умой.
Видишь – вон идут калики. Встань с печи, любезный мой.
face

справедливо

все-таки это
наверное
справедливо
что человечки
вымрут как сливы
как помидоры вымерли юркие
или как ящерицы с яркими шкурками
или как березы со шкурками белыми
или как люди с глазами
осоловелыми
face

уяк

мир состоит из прикольных штук
дятел тебе говорит стук
свинья тебе говорит хрюк
пока не ломается сук

пока ты не видишь как плавится мясо мертвых живых подруг
пока твоего с портфелем из класса не забирают вдруг —

которого ты ненавидела сильно как будто читала асадова
как будто из будущей пыли могильной никто никогда не радова-
лся и никто не видел мира такого как видела ты
который животворящей иконой выглядывал из темноты
в которой ты вечно сидишь полчаса поскольку час это век
так говорят тебе голоса духов окрестных рек
поскольку твоя бесконечная жизнь
падает с неба
стук
поскольку рук не хватает уже
да сколько их нужно, рук?

сколько их нужно, мыслей в башке, чтобы не плыть косяком
чтобы на вены смотря на руке себя ощущать дураком
или же дурой и налегке не пряча от мира стыд
в своем оставаться мягком мирке в котором ничо не болит

в котором ни дятел не скажет стук
ни мобила не скажет хуяк
в котором никто не умрёт подруг
и не издохнет хомяк
в котором ты будешь жить как прежде
или не жить никак
face

Назидательное

Шла орда людей монгольской расы
на славян, которых бить легко.

«Лошадь» — по-татарски — значит «мясо», —
это вам запомнится легко.

Шла орда. Большая-пребольшая.
Очень много яростных татар.

Шли они, порядок нарушая,
лошадей с собой вели гектар.

Тыща лошадей! Подков три тыщи!
(По одной ноге успели съесть.)
Collapse )
face

чиста в порядке бреда

епископ среди грязных куч среди листвы и слякоти как остопиздело тонуть в половозрелой мякоти как черпать заебло рукой развешивать хрустальные любовь смирение покой и прочее банальное и прочее что каждый скот и сам умеет выблеять и что как будто септаккорд никак не взять случайно блять никак не высрать про любовь свою не зная слов любовь она порабощает сусликов ослов коней людей моржей свиней и птеродактилей и никому она не скажет как сказать о ней и тот господь который людям велел ее познать он проиграет гадом будем а ёб же твою мать
face

Эрпигарма

Разин стоит на палубе, вокруг матросы двуногие.
Разин, рыдая, кается: «Я перебрал, друзья.
А вдруг, — оживился он, — баба придумала бы типологию?
Нет! Оставлять такое в живых — ну никак нельзя!»